Читатели моего поколения, возможно, помнят следующее определение, сформулированное неким Ульяновым: «Материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении». В семидесятых годах прошлого века была популярна его шутливая версия: «Дефицитный товар есть объективная реальность, данная не нам в ощущении».

Примерно в то же время автор проходил срочную службу в Читинской области, в «Долине смерти», в обозначенном далеко не на всех картах закрытом Краснокаменске Наш топографический взвод был прикомандирован к расквартированной там части военных строителей и по прихоти расторопных снабженцев солдатиков кормили исключительно дефицитной красной рыбой и гречкой, излишки которой через старшину- завпродскладом в порядке натурального обмена закуски на водку перепадали и гражданским гуранам (местное забайкальское население).

Впрочем в довольствии случались и перебои: однажды в пургу нам не смогли доставить хлеб, и в солдатскую столовку он поступил из пекарни, обслуживающей зэковский лагерь, расположенный на окраине городка. Небольшие брикеты черного цвета имели каменную корку, а внутри них находилась плохо пропеченная мякоть, отставшая от стенок и плавающая в какой-то мутной жиже. По вкусу этот «пищевой продукт» напоминал глину, и военнослужащие — все поголовно- есть его не стали. Бунта, однако не было, тем более, что через пару дней снабжение наладилось.

Тамошние гиблые места — с сизым бессолнечным небом, висевшим прямо над головой, безрадостными сопками, ветрами и годовым перепадом температур от минус 45 зимой до плюс 40 летом, мне, крымчанину, несмотря на молодость и здоровье, казались адом. Гнусную картину бытия не украшали и офицеры-алкаши, чей служебный беспредел, хотя и умеренный, сильно затруднял солдатскую жизнь, и я, как и прочие «защитники Родины», считал дни до дембеля. Но однажды дебелый замполит части, избранный в местный совет, прихватил меня в колонию, где у него был депутатский прием. Железные ворота, решетки на проходной вахте, часовые-краснопогонники, серые бушлаты и такие же лица заключенных- все это производило дико гнетущее впечатление, и, очутившись за пределами зоны, я внезапно осознал, что нахожусь все таки не в самой преисподней, хотя и весьма недалеко от нее.

Через три с половиной десятилетия после описанных событий в Краснокаменск, с его крупнейшим в стране уранодобывающим предприятием и соответственно неблагоприятной радиационной обстановкой был направлен поправлять свое здоровье опальный олигарх Ходорковский. Наши ассоциации прихотливы, и мне почему-то кажется, что хлеб в ЯГ-14/10 (так теперь именуют эту зону) поставляет та же сама пекарня, и при всяком упоминании имени экс- главы ЮКОСа, мне вспоминаются те давние глинистые несъедобные кирпичики, выброшенные на помойку после того, как от них отказались даже мы, неприхотливые срочники.

В свежем заявлении Михаила Ходорковского к годовщине своего освобождения экс-заключенный пишет, что «самая большая проблема в тюрьме — это даже не условия содержания, и не тюремная баланда, а то, что ты не можешь взаимодействовать с теми людьми, с которыми хочешь». И далее эффективный (в прошлом) менеджер сравнивает нынешнюю российскую власть с тюремщиком: « Она хочет решать, с кем ее граждане должны вести бизнес, от кого получать средства на общественную деятельность, кого считать другом, а кого врагом. Зачем вам свобода? Что вы будете с ней делать? Вы пропадете! Это нам постоянно повторяют кремлевские идеологи».

Ни в коей мере не являюсь поклонником Путина, но он легитимный глава государства Российского и как таковой заслуживает уважения. Тем не менее готов признать справедливость ламентаций Михаила Борисовича и солидаризоваться с Бернардом Шоу, полагавшим, что каждый правитель, чтобы сохранить своё душевное здоровье, должен иметь хотя бы одного непокорного подданного.

Полностью присоединиться к его позиции мне мешают тривиальные соображения. Российское общество хорошо помнит, что Ходорковский (в числе прочих будущих олигархов) озолотился на залоговых аукционах, устроенных Чубайсом. От этой истории никогда не отмыться.

Американский журналист Пол Хлебников, потомок декабриста Ивана Пущина, убитый в Москве в 2004 году, автор книги «Крёстный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России» честно предупреждал: «Покупая у государства активы в ходе такой закулисной сделки и по столь заниженной цене, вы рискуете, что ваши права на новую собственность никогда не будут надежно защищены. Сограждане будут считать вас мошенником».

Через десятилетие после этой констатации журнал «Stern» в предпоследнем номере этого года опубликовал интервью с Ходорковским. Немецкие журналисты, повествуя о российских 90-тых годах описали олигархический путь к богатству недвусмысленной фразой: «самое большое ограбление в истории» (der größte Raubzug der Geschichte), хотя и добавили к ней извинительное пояснение «во имя свободного рынка»

Лично мне это напоминает фразу блистательной Фаины Раневской в яркой роли Маньки-спекулянтки в «Шторме» у Ю. Завадского : «Шо вы грите?» Признать же за Ходорковским моральное право на лидерство при переустройстве российской действительности мне мешает простое обстоятельство. У известного театрального критика и прозаика Татьяны Москвиной была зарисовка, относящаяся ко временам, когда отечественный мещанский полусвет дружно полез во дворянство. По одной петербургской легенде, когда Киркоров вскоре после присвоения ему титула «графа» пел в сборном концерте и у него случился казус с фонограммой, наступившую тишину прервал веселый голос со словами: «Граф, у вас встала фанера».

Уинстон Черчилль по похожему поводу высказывался однозначно: «Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении». Реально красивые словеса Ходорковского из Швейцарии не дают для перемен ничего. От слова совсем. Очень много людей пропадает без вести при переходе от слов к делу. Посему призывы главного экс-ЮКОСовца даже на бунт не тянут — так, маленькая непочтительность, и та неизвестно, была ли.

Предлагаемой им реальности нет в ощущении.

Юрий Штамов

Источник: politobzor.net


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Top Яндекс.Метрика