Смотреть этот съезд гостей было приятно, потому что хозяин на этот раз говорил в быстром темпе, говорил связно по отработанной колее. Все было в речи по-своему логично…

Если бы не знать, что в очередной раз на улице – погодная аномалия, в обменниках бурно плавающий курс, в магазинах хочется зубами рвать ценники, переходящие на непристойное уе…

Льется потребимая водичка с хорошей концентрацией сахара и чего-то взбадривающего. Вот добродушный милорд дает потрогать коготки: «Зачем ты дал ей слово?» Зал получает передышку на усмешку. Лев лениво хлещет себя хвостиком. Молодая дама и Креонт на подиуме перекидки в вопросы и ответы знают со времен детства этой дамы. Сейчас она в роли Антигоны…

Вопросы-ответы длятся уже долго. Тот, что с травой на груди, зачитал своё вопрошение, а потом отключился в свои наушники и застучал по клаве, отрешившись от происходящего. У него своя роль заготовлена. У Креонта – своя, Антигона тоже привычно гонит, ожидаемо обрушиваются на Антигону горы… В конце они все ожидаемо встанут и разойдутся, устроив напоследок детский крик на лужайке: «Выбери меня, выбери меня…»

Что-то в этом театре не так – свербит мысль. Да засиделись на три часа, не прерываясь. Да лучше в театр пойти, где хорошо знакомое все равно богато еще не освоенным, не открытым. Да там и в нужные места выпускают по рациональному соображению, чтобы мы добровольно приходили еще.

Да. В собрании «прямого эфира» не хватало меня. «Господа,– вскричал бы я, – мы ведь не звери. Давайте общий антракт, извините, перерыв устроим, перемену, как между парами у студентов или между уроками у учеников. Мы не считаемся со своей большой или маленькой нуждой, но декларативно обожаемого Креонта неплохо было бы отпустить на отдых: такое соло только в театре одного актера возможно, но не без антрактов же. Для любимой публики». … Меня там не было, а публика…

В детстве приятно вторить симпатичной таинственности сцены: «Мы дружной вереницей пойдем за Синей Птицей, мы дружной вереницей…». И так много-много раз. Но во взрослом состоянии вспоминается дружная вереница «Слепых» Брейгеля, держащая путь на очередную яму… Пойдем-те по трудной дороге вверх – требование многих. Но поводыри выбирают путь наверх, который несет одни удовольствия. Ближним поводыря. Путь ведет в яму? Ну, мы же всегда хотим как лучше. Для себя и круга любимых и любимцев.

Не хочется поминать про спорт, который вольно-невольно ассоциируется с расплатой за достижения в виде ям, провалов и катастроф. Не верится, что МЫ!!! ДРУЖНОЙ!!! Вереницей… И не хочется уже вторить. Своим бы умишком.

 

cassandranetto

Источник: newsland.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Top Яндекс.Метрика