Следственный комитет Петербурга готовится раскрыть крупнейший за последние годы канал поставок в наш город героина. Такое предположение «Фонтанка» основывает на постановлении суда, избравшего 18 декабря в качестве меры пресечения человеку, подозреваемому в поставке более 36 килограммов наркотика, домашний арест.

Дёрнуть за ниточку

Петербуржца Андрея Вожова задержали в ночь на 18 декабря в рамках уголовного дела, возбуждённого 29 августа по факту изъятия сотрудниками ФСКН у неких Сонина и Васильева чуть более 1 килограмма героина. Про это изъятие все узнали несколько дней спустя, когда в рамках возбуждённого уголовного дела был задержан подполковник транспортной полиции с безупречной до того момента репутацией — Алексей Левковский. На балконе съёмной квартиры Левковского, расположенной в доме 14-1 на проспекте Солидарности, обнаружилось более 36 килограммов героина.

Весь наркотик был аккуратно расфасован по килограммовым пакетам, рискнём предположить: с одним из таких пакетов задержали Сонина и Васильева. Ещё рискнём предположить: их задержание и повлекло задержание подполковника Левковского, а задержание Левковского повлекло задержание Вожова. К 18 декабря уголовные дела, возбуждённые в отношении Сонина с Васильевым и в отношении Левковского уже были объединены в общее производство и переданы следователю Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу.

Диспозиция на сегодня: Управление ФСКН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области сумело «дёрнуть за ниточку», которая может привести к раскрытию крупнейшего канала поставок в Петербург тяжёлых наркотиков. Искусство Следственного комитета — сделать так, чтобы ниточка не оборвалась на задержанном Андрее Вожове. Создаётся впечатление, что пока для этого делается всё возможное.

«Аванс» на 2 месяца

Поздно вечером 18 декабря Московский районный суд Петербурга рассмотрел ходатайство следователя петербургского СК об избрании Андрею Вожову меры пресечения. Задержанному инкриминируется преступление, предусмотренное частью 1 статьи 30 и частью 5 статьи 228.1 УК РФ («покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере»). За совершение такого преступления предусмотрено до 20 лет лишения свободы, но следователь просил суд назначить Вожову самую мягкую из разумных мер пресечения — домашний арест. Московский районный суд ходатайство удовлетворил, ссылаясь на помощь, которую Вожов оказывает следствию.

Можно предположить, что за сутки общения со следствием он успел оказать следствию не очень большую помощь, а «домашний арест» — прежде всего «аванс» за помощь, которую он ещё окажет. И все ждут историю о том, как к нему попала партия наркотиков, розничная цена которой может составлять 60 000 000 рублей, а количество «тянет» на две с половиной дозы для каждого взрослого мужчины нашего города. Но это, видимо, случится теперь — но не позже 16 февраля 2015 года, коими ограничивается избранная судом мера пресечения. Думается, что если до 16 февраля Следственный комитет не узнает имена и фамилии крупных оптовых поставщиков героина в Петербург, то с 17 февраля условия содержания Андрея Вожова станут менее комфортными.

По сведениям «Фонтанки», «аванс» в виде домашнего ареста предполагаемый поставщик более 36 килограммов героина получил после того, как дал соответствующие версии следствия показания в отношении задержанного в конце августа подполковника полиции Санкт-Петербургского линейного управления МВД России на транспорте Алексея Левковского. В частности, Андрей Вожов мог рассказать о том, как в конце августа 2014 года встретился с Алексеем Левковским у дома 14-1 на проспекте Солидарности, как они поднялись в квартиру, которую арендовал Левковский, и вместе занесли туда сумки с расфасованным по килограммовым пакетам героином.

Тем самым героином, который Вожов якобы привёз на своей машине к дому на проспекте Солидарности и один из килограммовых пакетов которого был 29 августа изъят сотрудниками Госнаркоконтрлля у Сонина и Васильева — с чего, собственно, и началось это революционное по своим масштабам уголовное дело о незаконном обороте наркотиков. И, наконец, тем самым героином, который он у кого-то для этих целей приобрёл — вот тут-то и начинается самое интересное, благодаря чему, видимо, этот человек и не попал в камеру следственного изолятора.

Зато уже сейчас может сформироваться понимание экономики процесса.

Арифметика дури

По сложившейся на конец августа 2014 года ценовой политике на чёрном рынке Петербурга, Андрей Вожов (если версия следствия о его причастности подтвердится) должен был отдать своему таинственному пока поставщику не менее 200 000 рублей за каждый килограммовый пакет с героином. Судя по всему, в тот вечер, когда Вожов и Левковский встретились у дома на проспекте Солидарности, таких пакетов было 37: 36 нашли на балконе арендованной в этом доме квартиры, 37-й пакет сотрудники ФСКН изъяли у Сонина и Васильева. Таким образом, минимум, который передавший, как считает следствие, Вожову человек должен был получить от него — 7 400 000 рублей.

Опять же, по сложившейся практике (мы не можем знать, что именно Андрей Вожов рассказывал следствию), мелкие оптовики, которым доставалось, видимо, по одному-два килограммовых пакета, приобретали его тогда максимум по 300 000 рублей за каждый (говорят, даже немного дешевле). Вывод: если Алексей Левковский совершал то, в чём его подозревают, то за изъятую у него партию наркотиков он мог получить до 11 100 000 рублей. Видимо, дельту в 3 700 000 рублей Левковский и Вожов собирались поделить.

Остальное ценообразование в рамках данной партии наркотиков, которое могло привести к её розничной цене, близкой к 60 000 000 рублей, понятно: оно произошло бы путём расфасовки килограммовых пакетов в десятки тысяч доз.

Источник: fontanka.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Top Яндекс.Метрика