В2014 году все внимание было приковано к событиям, связанным с Украиной: Майдан, Крым, военные действия на юго-востоке Украины, санкции, затем резкое ухудшение экономического положения России. Этим, и еще зимней Олимпиадой в Сочи и, может быть, распространением лихорадки Эбола запомнился 2014 год россиянам, согласно социологическим опросам. Наименьшее внимание общества уделяется соблюдению прав человека в России, неправосудным и «раздутым», по оценке правозащитных организаций, приговорам и делам, преследованию политических активистов, а вместе с этим и разнообразным юридическим «казусам».

Согласно ноябрьскому опросу аналитического Центра Юрия Левады, россияне больше ценят порядок, чем соблюдение прав человека в государстве. В 2014 году за порядок выступили 62% опрошенных, за права человека лишь 29%. В августе 2013 года права человека были важнее 38% россиян, в «протестном» 2012 году — 42%.

Почти весь год российские события, даже происходящее в Москве, главном по «информационному потоку» городе, оставались на обочине общественного внимания. В одной из школ ученик впервые открыл огонь, убив двух человек, в том числе своего преподавателя. Произошла серьезная авария с большим количеством жертв в московском метро. Мало внимания уделялось пыткам в колониях, судебным делам, расследованиям в отношении оппозиционеров или попыткам ликвидировать правозащитные организации. И вполне обычным кажется, что «проходят мимо» серьезные законопроекты и, напротив, незначительные — казалось бы — юридические прецеденты, как возбуждение уголовного дела за неуведомление о втором гражданстве или даже первый запрет анекдота.

Первым попавшим под действие нового закона о неуведомлении о втором гражданстве в полном масштабе оказался житель Ленинградской области, имя его Следственный комитет не сообщает. В 2013 году он получил право на постоянное проживание в Эстонии. В сентябре 2014 года приехал в Россию, не уведомив ФМС о наличии вида на жительство в другом государстве. Задержали его «при попытке выехать из РФ через международный автомобильный пункт пропуска «Ивангород», — говорится на сайте Следственного комитета. Сейчас следствие собирает доказательства. Согласно изменениям в законодательстве, за просрочку подачи документов грозит штраф до тысячи рублей, за ложные сведения или уклонение — уголовная ответственность и штраф от 200 тысяч рублей или обязательные работы. Закон вызвал нарекания у правозащитников, на этом все и закончилось.

Писатель, публицист Виктор Шендерович говорит о том, что мало кто задумывается: закон и право — разные вещи.

Еще одно «незначительное» событие — впервые в современной истории России запрещен анекдот. Он оказался в списке экстремистских материалов после судебного разбирательства в Ижевске в отношении его распространителя, 23-летнего Павла Фокеева, ранее осужденного за нападение по мотиву национальной ненависти. Объектом разбирательств стал переделанный советский анекдот о еврее (сейчас он начинается с фразы «Суд. Дело об избиении кавказца»), распространенный в сети «ВКонтакте». Анекдот признан лингвистами направленным на «возбуждение ненависти и вражды», по мнению правозащитников, однако прямых призывов к насилию он не содержит. Стоит отметить, что в списке экстремистских материалов еще три демотиватора «от Фокеева». Писатель, публицист Виктор Шендерович напоминает: хотите, чтобы никто не рассказывал анекдот, — искорените повод.

Tще один пример, более известный: почти весь ноябрь в Москве было сложно дышать из-за вредных выбросов и выхлопов; политически активные горожане тогда заговорили о том, что россиян не волнует, соблюдают их права или нет. Такую позицию ярко выразил в своем блоге Валерий Панюшкин, он сравнивал неактивное недовольство состоянием воздуха с повышенным интересом к перипетиям радиостанции «Эхо Москвы»:

— Как это так могло случиться, что судьбою радиостанции, которую даже фанаты слушают время от времени, все мы живо интересуемся и поделились на сочувствующих и злорадствующих, а состояние воздуха, которым мы дышим ежесекундно, интересно нам только тогда, когда уж совсем начинает вонять? Кто это так расставил приоритеты? …Проведите небольшой эксперимент. Попросите кого-нибудь безжалостного и сильного зажать вам рот и нос и ни за что не отпускать, даже если вы будете брыкаться. Я утверждаю, что секунде на десятой вам станет все равно, обнимал ли Путин коалу и когда покинул саммит. А на пятнадцатой секунде вам станет все равно, платит ли Порошенко пенсии в Донецкой области.

Писатель Дмитрий Быков говорит, что россиян, на самом деле, интересуют лишь их личные дела, и власть они вовсе не поддерживают, вопреки распространенному среди либерально настроенных граждан аргументу о том, что большинство поддерживает политику властей.

— Я бы вообще предложил отказаться от этого довольно странного заблуждения, которое до сих пор почему-то разделяют многие люди, говорящие и пишущие о России. Весь этот разговор про 80% или 98% населения, которое поддерживает власть. Во-первых, мы все понимаем, что это статистическая ерунда, такого не бывает. Во-вторых, мы понимаем, что российское население к любой социологии довольно устойчиво, оно не занимается политикой, оно живет своей жизнью, отдельной от общества, отдельной от власти. Общество — это небольшая часть населения, которая что-то осознает и что-то делает. А большая часть российского населения занимается своими делами, платит власти налоги и взятки за то, чтобы власть ее не трогала, и живет в соответствии с календарным циклом. То есть всегда берет сторону сильного, и, как правильно было сказано у квазифилософа Розанова, летом собирает ягоды и варит варенье, а зимой пьет с этим вареньем чай. Вот мне кажется, что такая жизнь имеет свои преимущества. Она, конечно, предостерегает Россию от слишком бурной политической жизни, но зато гарантирует ее несползание в настоящий жестокий тоталитаризм. Его здесь никогда не будет, потому что власти никто по-настоящему не верит. Все эти данные о поддержке — это, на самом деле, данные о нейтралитете. Потом народу надоест, и он без всякой социологии быстро все поменяет. Я не вижу пока никаких предпосылок к тому, чтобы в России политическая система изменилась. Она немножко начинает меняться благодаря интернету, люди начинают расширять более-менее средний класс, им становится не до такой степени все равно, на них влияют мировые события. Но надо сказать, что из России выезжает, обладая загранпаспортом, не более 20% населения. Вот эти 20% чем-то интересуются и что-то хотят менять, а остальные пока, насколько мне понятно, адаптируются к этому повторяющемуся историческому циклу. Ни оппозиционной, ни проправительственной активности здесь нет. Есть огромная страна, которая живет по своему календарю.

С Дмитрием Быковым не согласен поэт Лев Рубинштейн: российское общество просто инфантильно, считает он, а «некоторые взрослые всегда остаются детьми». У Льва Рубинштейна есть своя концепция поведенческой модели россиян:

— В большей массе наше общество, к сожалению, поражено инфантильным, подростковым сознанием, характерным некоторой разорванностью причинно-следственных связей. Все, конечно, недовольны, но никто не понимает почему. Например, один и тот же человек может сидеть вечером у телевизора, с абсолютным доверием относиться к сообщениям о том, что американская экономика то ли рухнет завтра, то ли уже рухнула, а утром побежать покупать доллары. Эти вещи в мозгах многих людей никаким образом не связаны. Это очень тревожная черта общественного сознания.

— Весь последний год говорили чуть ли не только об Украине и о том, что связано с Украиной, о том же падении рубля.

— Украина стала таким кривым зеркалом нашей страны. Украины во все времена истории была слишком близким родственником, и вдруг выяснилось, что Украина другая страна не только формально, но и вообще другая, и это почему-то огромное количество людей не то чтобы оскорбило, но как-то травмировало. Я весной раза три бывал в Киеве и во Львове, и я бы и без того, конечно, не верил телевизионной пропаганде, но когда видишь это сам, поражаешься удивительному контрасту всего этого мифа, который создают СМИ, с реальностью. Там все совсем иначе. Таковы же мифы о Западе, об Америке. Америка, безусловно, страна с большим количеством проблем, но отличие нашего общества от общества Запада в том, что они о своих проблемах хорошо знают и относятся к ним соответствующе. А у нас проблемы общество воспринимает как предмет гордости. Вот, например, в моем коммунальном детстве был один пьяница: когда он сильно напивался, то бегал по коридору и кричал, что все кругом пьяные. Это защитная реакция, когда ты своей проблемой нагружаешь другого. Детям это свойственно: ты с разбегу трескаешься головой о шкаф, и уверен, что виноват в этом шкаф.

Писатель Денис Драгунский придерживается иной позиции: общество не инфантильно. По мнению писателя, инфантильность российского общества — это распространенный миф:

— Общество, как часто бывает, обращает внимание на то, на что обращают внимание его поводыри и пастыри. Общество само по себе не способно среагировать. Хотя в магазине, поликлинике, парикмахерской, в маршрутке, такси люди говорят обо всем, что их тревожит, настоящую реакцию создает телевизор. В России общество вообще очень сильно привязано к телевизору. Кроме того, наше общество не приучено к самостоятельности.

— У нас общество не взрослеет, вы это имеете в виду?

— Нет, это очень общие слова. У нас технология взаимодействия общества и власти, механизмы взаимодействия внутри общества таковы, что людям выгоднее оставаться пассивными.

— Может измениться ситуация в какой-то обозримой перспективе?

— Может, но не дай бог. Она может измениться только в случае серьезной экономической катастрофы. Речь не о том, что доллар подскочит еще на 25 рублей, — черт бы с ним. Вот если вдруг в один прекрасный день перестанут подавать воду и электричество, тогда люди начнут брать свою жизнь в свои руки. Не иначе, — сказал Радио Свобода Денис Драгунский.

Динара Сетдикова

Источник: svoboda.org

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика