Прогнозы о массовых сокращениях, которыми еще в конце прошлого года пугали эксперты, становятся реальностью. В числе «пострадавших» — банковский сектор и СМИ.

Но подводить черту пока преждевременно. Не сладко придется бухгалтерам, юристам, PR-специалистам. О том, кому кризис не страшен, и как в это непростое время остаться на плаву, корреспондент «Росбалта» поговорила со специалистами в сфере занятости.

О грядущих сокращениях россияне говорят давно и все чаще — шепотом, боясь накликать. Эксперты успокаивают: «по официальным данным, никакого кризиса в стране нет. Принятие антикризисной программы говорит лишь о том, что его могут ждать».

«Стандартное определение рецессии — шесть месяцев подряд отрицательных темпов экономического роста. Вы выдели 2-3 месяца отрицательных темпов роста российской экономики? Экономика находится в стагнации, кризиса нет», — заявил «Росбалту» замдиректора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислав Капелюшников.

«Конечно, определенные изменения на рынке труда, вероятно, происходят, но таких, которые отразились бы на статистических показателях, нет. Пока», — добавил эксперт.

Что будет дальше, по словам собеседника агентства, сказать сложно: «наступит глубокий кризис — нас ждет ухудшение ситуации на рынке труда, продолжится стагнация — рынок будет находится примерно в той же точке, в которой находится сейчас и находился последние полтора-два года».

Цифры, однако, говорят об обратном. Согласно прогнозам Минтруда, в 2015 году безработных будет на 650 тыс. человек больше, чем планировалось: вместо 950 тыс. человек (именно столько безработных готовилось поддержать правительство за счет федерального бюджета), число официально зарегистрированных безработных по итогам года ожидается на уровне 1,6 млн человек.

В Подмосковье уже констатируют рост безработицы: по официальным данным, за три месяца количество безработных в Московской области выросло на 2,6 тыс. человек или 15%.

Оперативного комментария по ситуации на столичном рынке труда корреспонденту «Росбалта» в ведомстве Кудряшова получить не удалось. Меж тем, департамент соцзащиты уже заявил, что готов помочь москвичам, потерявшим работу: продуктами, вещами, деньгами, а Государственная инспекция труда по Москве подтвердила «Росбалту»: «в столице участились обращения, связанные с незаконными увольнениями».

О том, кого грядущий или реальный кризис затронет в первую очередь, корреспондент «Росбалта» расспросила директора по исследованиям HeadHunter Глеба Лебедева.

— Количество вакансий планомерно снижается — 12% только за январь, в то время как количество резюме растет, причем, достаточно давно: с января 2014 года — на 34%.

За последние 4-5 месяцев конкуренция в среднем по рынку увеличилась почти в два раза: с трех до шести человек на место. Конечно, есть отрасли, где ситуация получше. Например, у нас всегда отмечался дефицит рабочих специальностей.

— Тем не менее, спрос явно опережает предложение. О чем говорит рост количества резюме: это люди, которые уже потеряли работу, или те, кто пока просто присматривается?

— Показатель включает в себя и тех, и других. Люди присматривают интересные рабочие места, понимая, что их могут сократить. Безусловно, есть среди них и те, кто уже остался без работы. Банки, СМИ — эти сферы уже испытывают трудности, и в 2015 году мы увидим основное количество сокращений.

— Какие сферы наиболее подвержены влиянию того, что творится в экономике?

— Есть две общие категории, которые не зависят от профессии. Первая — молодые специалисты. Пока у них все выглядит достаточно неплохо, но когда наступают трудные времена, это кандидаты №1 на сокращение. Кроме того, им сложнее всего устроиться на работу — пока они ничем не могут подтвердить свою производительность. Вторая категория — специалисты, которые работают от звонка до звонка, не задумываясь о том, что приносит их труд работодателю. Как правило, в кризис работодатели стараются оставлять людей, которые трудятся максимально осмысленно: понимают, зачем выполняют те или иные действия, как это влияет на работу компании, а не просто сидят с 10:00 до 18:00, делая ровно то, что им сказали.

Если говорить по отдельным направлениям, непростым 2015 год будет для так называемых «сервисных» специалистов, тех, которые не приносят деньги здесь и сейчас, а скорее работают на обеспечение компании в целом: бухгалтерия, финансы, PR, юристы. Вряд ли мы увидим сокращение этих отделов целиком. Это, более вероятно, будут точечные сокращения: уволят часть команды, перераспределив нагрузку на остальных. Поскольку практически в каждой компании есть подобные отделы, для рынка это будет заметно.

Отдельно стоит выделить автомобильный бизнес, автосалоны, где, на мой взгляд, ситуация с занятостью также будет достаточно проблематичной.

— А производство?

— С производством все весьма неоднозначно. Многие только выиграли от санкционной войны. Скажем, молочное производство загружено на 100%. Сложнее, если производство было завязано на импортные комплектующие или расходные материалы. Цены выросли в разы, оставаться в плюсе на фоне сокращающегося спроса непросто. Соответственно, меньше денег — меньше людей.

Есть отрасли, для которых ситуация не изменится: там как был дефицит кадров, так и остается. Например, розничная торговля. Большое количество мест занимали мигранты, которые сейчас уезжают. В условиях сокращающегося спроса это не так страшно, но когда все закончится, бизнес будет пытаться расти, но не сможет — не будет свободных рук.

— Раз уж вы заговорили о мигрантах, насколько их отток ощутим для рынка? Из каких сфер они уходят?

— Розничная торговля, строительство, ЖКХ. Правда, на фоне сокращающегося спроса отток мигрантов не так заметен. В будущем же все будет зависеть от развития ситуации. Если кризис затянется, не исключено, что в отсутствии вакансий «по профилю» россиянам придется понижать свои зарплатные ожидания и устраиваться на менее престижные рабочие места. Тогда и произойдет замещение.

— А рынок фриланса… Как он себя чувствует?

— Кризис заставляет урезать бюджеты, и в первую очередь это коснется фрилансеров. Как правило, в компаниях есть штатный специалист по определенному направлению. В условиях большой загрузки он отдает часть работы на фриланс. При такой схеме внештатников будут резать первым: нагрузка, скорее всего, будет падать, и штатный сотрудник начнет справляться сам. Однако через какое-то время может возникнуть обратная ситуация, когда держать штатного специалиста на маленький объем работы станет невыгодно. В этом случае компания снова возвратится к фрилансу.

— В исследовании, опубликованном на портале, говорится о росте вакансий в сфере «начало карьеры». Работодатели пытаются сэкономить на зарплате, привлекая менее опытных специалистов за меньшие деньги?

— Вполне возможно. Пользуясь возросшей конкуренцией среди соискателей, работодатели часто публикуют вакансии с более низкой зарплатой: скажем, вместо 50 тыс. рублей, указанных ранее — 45 тыс. рублей. С молодыми специалистами может быть такая же история.

Тем не менее, возросший спрос на молодых специалистов — позитивный сигнал. В 2008 году количество вакансий для молодых специалистов упало в два раза, а спустя несколько месяцев — в пять. Сейчас ничего подобного не происходит. Это своего рода сигнал о том, что на рынке нет паники. Есть легкая стагнация, но пока компании понимают, кого и когда сокращать.

— Принято считать, что в первую очередь сокращают работников предпенсионного возраста. Эта тенденция сейчас прослеживается?

— Их могут затронуть только в одном случае — если последние 10 лет они просто сидели и ничему не учились. Для коммерческого сектора главное — результативность. В любой компании есть показатели эффективности, по которым судится, насколько человек нужен, а уж какого он возраста — никого не интересует, по крайней мере, в коммерческом секторе.

— С конца прошлого года рынок труда, а точнее его участники, замерли в напряжении. Люди боятся в одночасье остаться без работы. Скажите, кому такое точно не грозит?

— Конечно, кризис затронет всех: так или иначе. С наименьшими последствиями из него выплывут, пожалуй, только специалисты выше среднего уровня: «продажники», маркетологи. Словом, если ты лучший на рынке, безработица тебе точно не грозит. Квалификация — лучшая страховка.

Самая безопасная сфера — рабочие специальности. Высокий спрос сегодня на административный персонал, экономистов, маркетологов, но и кандидатов в этих сферах несметное количество. А вот рабочих рук всегда не хватает.

— Чем происходящее сегодня отличается от того, что мы пережили в 2008 году?

— Тогда ситуация развивалась непредсказуемо, быстро, панически. Сейчас же все достаточно стабильно: работодатели не режут бездумно, проводят точечные сокращения, направленные на повышение эффективности.

На самом деле, полтора-два года рынок жил в тревожных ожиданиях, и шел к сегодняшнему дню достаточно оптимальными штатами. Лишних людей практически нет, и работодатели проводят оптимизацию достаточно осторожно, понимая, что потом нужно будет как-то расти, а для этого необходимы квалифицированные кадры.

Источник: rosbalt.ru

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика