Пока в России обсуждают, какой сейчас грядет год по восточному календарю, на самом Востоке прочно приживаются европейские традиции празднования Рождества и Нового года. Оба этих праздника стали частью местной, казалось бы, исторически очень далекой от европейской, культуры, приобретя, правда, особый, очень необычный для нас характер. В Китае, к примеру, Рождество может считаться ни больше ни меньше праздником политического значения, в чем еще раз убедились в этом году студенты одного из университетов страны.

В Северо-Западном университете города Сиань, что в провинции Шэньси, администрация вуза запретила своим студентам отмечать Рождество. По сообщению агентства «Синьхуа», как во времена «культурной революции», появилась дацзыбао — рукописная стенгазета, высмеивающая «молодежный китч» и призывающая «не раболепствовать перед Западом». То есть не отмечать Рождество.

«В последние годы все больше и больше китайцев уделяют внимание западным праздникам, — гневно возмущался в «Твиттере» партком университета. — По их мнению, Запад более развит, чем Китай, и поэтому западные праздники более изысканны, чем наши, они модны, в отличие от традиционных китайских, которые уже вышли из моды». Студентам ничего не оставалось, как подчиниться: приказы партии даже в нынешние либеральные времена в Китае не обсуждаются.

Причина гнева партийных бонз КНР понятна. Любого европейца, посещающего в эти дни Поднебесную, удивит не столько достаточно скромный, по сравнению с его родиной, размах рождественских празднеств, сколько то, кто празднует. Разгуливающими в красных колпачках с белым мехом у рождественских елей чаще всего окажутся молодые люди. Даже Санта-Клаусы, которыми украшены витрины магазинов, какие-то до жути молодежные. Тут никого не удивит продающаяся фигурка заводного Санты, читающего не рождественские стишки, а рэп, или, например, рассказывающего анекдоты. Некоторое время назад было почему-то популярно изображать Санта-Клауса с саксофоном или с гитарой.

Любопытно полное отсутствие каких-либо намеков на связь Рождества с христианством. Этот день — день рождения Спасителя — разве что только для быстро растущей, но все еще немногочисленной категории китайских христиан. Как бы бурно ни развивалась экономика, как бы ни вторгалась в жизнь китайцев глобализация, главный праздник страны — это Новый год по лунному календарю. Борьбу с ним европейский Новый год и Рождество безнадежно проиграли, однако заняли свое особое место. Теперь это праздники молодых. В Рождество можно сводить любимую в ресторан на романтический ужин. Можно попросить ее руки и сердца, пока часы отмеряют наступление нового календарного года. Можно съездить в путешествие. Получается своего рода аналог дня святого Валентина. Ну и конечно, символ если не протеста, то тихого несогласия с существующими в Китае порядками.

Дело в том, что оба праздника пришли в страну сравнительно недавно и ассоциируются с Западом и с современностью. А то, что у нас именуется «восточной экзотикой», напротив, тесно связано с традицией и с прошлым. Поэтому, например, нынешняя китайская прогрессивная молодежь не жалует астрологию. Год Лошади, год Овцы — все это из замшелого бабушкиного и дедушкиного наследия. Суеверие стариков из деревни.

А для современного молодого человека символ Нового года и нового счастья — не амулет с фигуркой зодиакального знака, а яблоки. Ведь слова «яблоко» и «Рождество» в китайском языке звучат похоже. Интересно, что вдова Мао Цзэдуна Цзян Цин, которую приговорили к смертной казни после смерти ее супруга, обвинив во всех перегибах «культурной революции», тоже ассоциируется с этим фруктом. До того, как выйти замуж, она была актрисой, выступавшей под псевдонимом «Голубое яблоко». Так что в празднике можно при желании (а оно у чиновников порой появляется) увидеть намек на прошлое, которое в нынешнем Китае хотели бы забыть.

Возможно, когда пройдет время и молодежь вступит в зрелый возраст, европейские праздники станут для Поднебесной главными. Собственно, так уже произошло в соседней Японии. Год Овцы? Какой год Овцы? Среднестатистический японец, в отличие от простого россиянина, и не знает, что существует такая штука, как «японский астрологический календарь». Нет, конечно, любители мистики есть. Но сколько их на всю страну? Да, наверное, немного. Настолько немного, что их, если специально не искать, и не найдешь. Во всяком случае, по телевизору предсказаний астрологов по каждому каналу найти нельзя в принципе. А вот европейский Новый год и Рождество отмечают и знают все.

Причем оба праздника для японцев равноправны. Спрашивать, какой из них более важен, — это все равно что интересоваться у ребенка, кого он больше любит — папу или маму. Конечно, у каждого праздника есть своя специфика. Рождественское блюдо — это жареная курица в кисло-сладком соусе, а новогоднее — жареный осетр. Или возьмем, например, елку. Может быть, для кого-то она и новогодний символ, а для японца — сугубо рождественский. На следующий день после Рождества елки с улиц городов исчезают. Появляются другие украшения, приличествующие Новому году.

Если в России в новогоднюю ночь слушают речь президента и бой курантов, то в Японии тысячи людей собираются у синтоистского храма. Звук колокола возвещает о том, что пришел Новый год. Наступает пора новогоднего отдыха, который будет длиться не очень долго, всего лишь до 3-4 января, но все равно запомнится. Особенно детям, которым уже и не объяснишь, что добрый дедушка Санта-Круз — это Санта-Клаус, Святой Николай из далекой от души современного японца христианской религии, герой праздника, который появился за тысячи километров от Страны восходящего солнца.

Юрий СИНАЛЕЕВ

Источник: newizv.ru

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика