Фото: everypixel.com

Откуда растут ноги у дефицита

О современном дефиците врачей наслышаны многие, однако во все времена существовали медицинские специальности, в которых спрос на вакансии всегда превышал предложение. Например, в стоматологии — устроиться на работу по этой специальности, что в советские времена, что сейчас, непросто. Ведь считается, что стоматолог никогда не сидит голодным, он всегда имеет возможность заработать. Профицит наблюдается и в таких специальностях, как гинекология, дерматовенерология, косметология.

А вот врачи таких специальностей, как неонатологи, реаниматологи, анестезиологи, фтизиатры, психиатры, патологоанатомы, сегодня в большом дефиците… Эти профессии требуют большой отдачи, железных нервов, выдержки, самообладания, а хорошими доходами эти требования не компенсируются. В общем, желающих работать на таких условиях немного.

Кроме того, в 90-е многим врачам пришлось уйти из специальности, которая просто перестала кормить. Сейчас можно только с ужасом вспоминать, как в те времена врачи были вынуждены подчас идти торговать на рынок. На фоне оттока из системы медицинских кадров сформировался стойкий дефицит представителей наиболее востребованных врачебных профессий (участковый терапевт, педиатр, невролог, офтальмолог) и преподавателей медицинских вузов. С развитием частной медицины специалисты, разочаровавшиеся в медицине государственной, стали постепенно переходить в коммерческие клиники. В том числе переучившись на «выгодные» специальности, которые упоминались выше. Престиж профессии врача в нашей стране начал стремительно падать, она перестала быть привлекательной для молодежи.

Все это и привело к тому, что мы имеем сегодня, — до сих пор не все ставки в поликлиниках заполнены. Средний возраст врача в районной поликлинике или государственном стационаре стремительно близится к пенсионному, а некоторых специалистов, особенно в отдаленных уголках нашей страны, — днем с огнем не найти…

Кстати, еще одна важная проблема — дефицит врачебных кадров на селе. Студенты столичных вузов не жаждут отправляться в малые города и на село — они ищут работу в городах-миллионниках, где возможностей для развития больше. Не хватает в сельских медицинских учреждениях и среднего медицинского персонала — медсестер. Причина все та же: молодежь стремится уехать в города.

…Конечно, «наверху» все это знают. И проблему кадрового дефицита в медицине решают уже не первый год. Например, приоритетный национальный проект «Здоровье» предусматривал не только развитие материально-технической базы и построение современной технологической инфраструктуры здравоохранения, но и повышение зарплат медикам (надбавки в 10 тысяч руб. терапевтам, педиатрам, врачам общей практики, а также доплаты по 5 тысяч руб. участковым терапевтам, педиатрам, врачам общей практики и медицинским сестрам, которые работают в участковой системе).

Кроме того, в рамках внедрения стандартов медпомощи в стране, в соответствии с Программой модернизации здравоохранения, было предусмотрено материальное стимулирование для некоторых медицинских специальностей в кардиологии, неврологии, онкологии, травматологии и др.

Все эти меры, конечно, повлияли на ситуацию в лучшую сторону, но проблемы дефицита кадров не решили. Для кардинальных изменений требуется и время, и новые усилия. Что предпринимает в этом направлении Минздрав РФ сегодня?

Врачам вернут былой престиж

Безусловно, для решения столь глобальной проблемы требуется целый комплекс системных мер. И эта глобальная «махина» была запущена еще «майскими» указами Президента. По Указу Президента от 7 мая 2012 года «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения», каждый субъект РФ должен был принять программу, направленную на повышение квалификации медицинских кадров и на устранение их дефицита, в том числе путем дополнительных мер соцподдержки отдельных дефицитных специалистов. Эти программы были разработаны, приняты и запущены под руководством федерального Министерства здравоохранения.

Стало очевидным, что без четкого планирования потребности в тех или иных медработниках на национальном, региональном и местном уровнях проблему кадрового дефицита не решить. Причем такое планирование должно работать уже на стадии приема в медицинские вузы. Экспертами Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения была разработана методика расчета потребности во врачебных кадрах на всех уровнях. Методика ориентирована на программу госгарантий, определяющую объемы медицинских услуг, которые государство обязано предоставить населению бесплатно. К тому же разработана и методика расчета потребности в среднем медперсонале, а также рассчитывается потребность здравоохранения в таких «околомедицинских» специальностях, как медицинские психологи, логопеды, инструкторы по ЛФК, биологи, социальные работники и даже физики.

Кроме того, в стране создан Федеральный регистр медицинских и фармацевтических работников, в котором сегодня числится уже большинство специалистов (врачей, медсестер, провизоров, фармацевтов и пр.). При этом каждый регион решает сам, каким образом он будет поддерживать людей в белых халатах — путем доплат к зарплатам, предоставления жилья и пр. Особого внимания заслуживает федеральная программа «Земский доктор», в которую сегодня регионы включились очень активно. По этой программе выпускникам медвузов и молодым специалистам, которые выбрали местом своей работы сельскую местность, выплачивается по миллиону рублей. Программа «Земский доктор» действует уже пять лет. Число врачей, которые ею воспользовались и приехали работать на село, на конец 2016 года составило почти 24 тыс., увеличившись за год на 2,6% (1,5 тыс. чел.). Сегодня ее возможности расширены — она распространяется теперь и на специалистов в возрасте до 50 лет и затрагивает не только села и рабочие поселки, но и поселки городского типа. Показала свою эффективность и программа по привлечению на село среднего медперсонала — «Земский фельдшер». В 2016 году она была внедрена в 21 регионе России, а в этом году стартует еще в 9 регионах.

Квалификацию выпускников покажет аккредитация

Серьезные изменения происходят в системе подготовки медицинских кадров. Уже пять лет работают программы повышения квалификации преподавателей медвузов; приняты новые, более ориентированные к применению на практике, стандарты профессиональной подготовки. К тому же в стране введена модульная система обучения, которая позволяет оперативно модернизировать курсы за счет актуальных и востребованных блоков, таких, например, как паллиативная помощь, обезболивание онкологических пациентов и пр.

А благодаря введенной системе аккредитации медицинских и фармацевтических работников выпускники медвузов, успешно сдавшие экзамен, могут сразу же приступить к работе на определенных специальностях в первичном звене. Ранее условием для допуска к практической работе был год интернатуры. Теперь в нем нет такой необходимости, поскольку новые стандарты обучения врачей предполагают большую долю медицинской практики, а аккредитация как раз и показывает готовность студента к профессиональной деятельности, оценивая его знания, практические навыки и клиническое мышление.

Высшее образование в медицинской сфере в России ежегодно получают около 35 тысяч человек. Конечно, качество образования в разных вузах не одинаковое. Но теперь все выпускники проходят экзамен по единым для всей страны требованиям, по результатам которого получают допуск к профессии. Определение квалификации выпускников — больше не внутреннее дело вузов, которые их подготовили. Теперь это дело всего медицинского сообщества. Результаты прохождения аккредитации оценивает специальная комиссия, состоящая из независимых экспертов отрасли. Таким образом, аккредитация задает единую «планку качества» профессионального образования. В 2016 году аккредитацию проходили только выпускники специальностей «Стоматология» и «Фармация». И надо сказать, что в подавляющем большинстве прошли успешно. В этом году аккредитацию как раз сейчас проходят выпускники всех медицинских специальностей.

Совсем недавно произошло также важное изменение правил приема в ординатуру. Теперь для всех вузов установлены единые требования по приему, что позволяет обеспечить прозрачность и честность процедуры, уравнять возможности по поступлению для талантливых студентов со всех концов страны. По новым правилам решение о зачислении в ординатуру принимается на основании прохождения единого для всех теста в рамках первичной аккредитации, а также на основании подсчета по специальной балльной системе достижений выпускников во время их учебы в вузе (именные стипендии, премии, стажировки и даже волонтерство).

Приступившие к практической работе специалисты не прекращают свое обучение. Вместо уже устаревшей системы повышения квалификации Минздрав развивает систему непрерывного медицинского образования, в рамках которой медики могут подбирать курсы и программы, которые им действительно нужны для работы, в удобном для них формате, а раз в пять лет будут проходить обязательную реаккредитацию.

■ ■ ■

В результате проведенных изменений возникла ощутимая позитивная динамика в кадровой сфере здравоохранения. Как отметила недавно министр здравоохранения Вероника Скворцова, за три года в России стало больше на 597 онкологов, на 1184 анестезиолога-реаниматолога, на 478 рентгенологов. То есть вакансии по дефицитным специальностям стали постепенно заполняться. Эффективно зарекомендовал себя механизм целевой подготовки, который позволил привлекать и закреплять молодых специалистов на конкретных рабочих местах. По прогнозам Скворцовой, в этом году он должен привести в первичное звено отрасли не менее 30% выпускников медицинских вузов и факультетов, прошедших аккредитацию. Возвращается и престиж профессии. Конкурсы в медвузы повысились (в 2016 году — 27,7 человека на место), а, по данным недавнего опроса ВЦИОМ, профессия медика вышла на первое место по популярности: 35% родителей хотели бы видеть своих детей врачами. В общем, есть все основания надеяться на то, что через несколько лет термин «дефицит врачей» россияне забудут, как страшный сон.

Источник: mk.ru

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика