Только за девять месяцев этого года прокуроры выявили 3691 преступление, укрытое ставропольской полицией. Лишь каждому седьмому заявлению о преступлении даётся законный ход после прокурорского вмешательства

К ответственности за укрывательство привлечено 2264 сотрудника полиции, почти на треть больше, чем год назад. Но под уголовное преследование попали только четверо оборотней.

Кто крышует преступников в силовой структуре края?

Прокуратура Ставрополья регулярно подводит итоги работы по самым важным направлениям. К их числу, несомненно, относится и надзор за МВД: прокуроры бдят за регистрацией сообщений о преступлениях, оперативно-розыскной деятельностью, передачей уголовных дел в прокуратуру…

Вал проблем огромен, и занимается ими самостоятельное управление в структуре прокуратуры, которое возглавляет старший советник юстиции Андрей Жулябин.

Обо всех выявленных нарушениях управление отчитывается ежемесячными пресс-релизами. А следом за ними об итогах прокурорского надзора за полицией «Открытая» тоже рассказывает своим читателям. Самая свежая публикация на эту тему – «Тачки на прокачку. За казённый счет» в №46 от 26 ноября с.г.

Публикация вызвала бурную реакцию в краевом полицей-ском главке: уже в день выхода статьи по требованию начальника управления генерал-лейтенанта Александра Олдака было созвано экстренное совещание. На нем заслушивали начальство штаба, которое и ведет учет преступности на территории Ставрополья.

Генерала убеждали, что, мол, столь серьезных нарушений в работе МВД, как указывает прокуратура, просто нет. Дескать, это журналисты все переврали.

Что ж, еще раз обратимся к официальным отчетам прокуратуры Ставрополья. Только за первые три квартала нынешнего года в недрах МВД удалось выявить 12 тысяч нарушений, связанных с учетом преступлений.

Одно из самых частых (на него приходится 49%) – это банальная волокита: когда следователи и дознаватели затягивают передачу учетных документов.

Шутка ли, каждому седьмому преступлению (из общего числа совершенных на Ставрополье) дают ход лишь после прокурорского вмешательства. В частности, за девять месяцев прокуроры выявили в крае 3691 укрытое преступление (это на 14% больше, чем было годом ранее). 

Самый частый способ укрытия – это отказ в принятии заявления от гражданина или отказ от возбуждения дела. Нередко бывает, что возбуждению дела предшествуют многократные отмены прокурором постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела (разумеется, незаконных и необоснованных).

Надо понимать, что такие «висяки» не всегда появляются из-за того, что полиция «крышует» некоего неприкасаемого гражданина. Порой сами дознаватели и следователи работают непрофессионально, не замечая преступления (как правило, в сфере экономики). Но также в числе укрытых преступлений есть и особо тяжкие, например наркоторговля и даже убийства (порой лишь после требования прокуратуры полиция возбуждает дела об убийстве после безвестного исчезновения граждан).

При этом 316 преступлений за девять месяцев было сокрыто в самих недрах МВД. Это, например, когда во время доследственной проверки (или уже в ходе предварительного расследования) выявляется явный преступный факт… но уголовное дело не выделяется в отдельное производство. По каким причинам? Можно только догадываться.

Укрытие преступления – нарушение серьезнейшее, за которое прокуроры привлекли к ответственности 2264 сотрудника правоохранительных органов (это на 29% больше, чем годом ранее). Но бывает и наоборот – одни преступления укрываются, а вместо них, чтобы улучшить отчетность, появляются другие. Липовые.

Порой преступления необоснованно относят к категориям экономических и коррупционных, «занижают» категории тяжести нераскрытых либо «завышают» тяжесть раскрытых преступлений (грешит этим, естественно, не только МВД, но и Следственный комитет).

Также, как сообщает прокуратура, в некоторых районах Ставрополья не изжита порочная практика искусственного увеличения числа выявленных преступлений путем дробления единого продолжаемого уголовно-наказуемого деяния (например, мошенничества) на отдельные составы. Прокуроры, разумеется, отменяют необоснованно возбужденные дела о якобы самостоятельных преступлениях.

Понятно, что грешит укрытием преступлений и, наоборот, «накруткой» раскрываемости не только полиция Ставрополья. Подобные вести приходят из всех регионов России. Счет нарушений идет на десятки тысяч. И ведь это не слепая статистика! Каждый факт из подробных пресс-релизов – это чья-то сломанная судьба, разрушенная семья, неотомщенная смерть…

Полицейских, которые укрывают от наказания наркоторговцев и убийц, судят и сажают. Но уголовных дел против «крышевателей» наперечет – на Ставрополье в нынешнем году лишь четыре.

А ведь наказание для них должно быть еще жестче и строже, чем для «спасенных» ими преступников. Значит, недорабатывает и прокуратура, вместо жесточайшего наказания «оборотней в погонах» порою лишь грозя им пальчиком.


Михаил Антонов

Источник: kavpolit.com

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика