Пуск зенитной ракетной системы С-200 советской разработки. Фото: ИА Оружие России

Patriot не по карману

Для начала — об откровениях украинского генерала ПВО. Генерал-лейтенант запаса (видимо, поэтому такой смелый) Дмитрий Уманец официально — председатель Наблюдательного совета ассоциации производителей вооружения и военной техники Украины. Из чего понятно, что в его словах, кроме истины, присутствует и коммерческий интерес.

Так вот в беседе с журналистом портала «Обозреватель» генерал утверждает, что на Украине больше нет новых зенитных ракет средней дальности, а сроки эксплуатации старых давно истекли.

— К большому сожалению, — сетует он, — мы не можем сами изготавливать комплексы, мы можем только частично их восстанавливать и модернизировать, чем все это время и занимались.

На что журналист, который беседует с ним, интересуется:

— Ну ведь их, вероятно, можно купить?

Генерал отвечает:

— Можно купить американский Patriot, можно купить европейские комплексы или израильские (заметьте: о российских — ни слова. — Авт.). Но это дорогое удовольствие. Например, стоимость нескольких Patriot равна госбюджету Украины. Кто их будет покупать?

Журналист возмущен:

— Почему на Украине не производятся такие ракеты? Почему, к примеру, этим не займется Укроборонпром?

— У нас все время никому ничего не было надо, — делает вывод генерал, — потому что «на нас никто не нападет». 25 лет мы ничего не делали, а сейчас надо делать, надо что-то думать.

…Не поздновато ли начинать, товарищ генерал? Ах, простите, теперь, видимо, пан генерал.

Натовский прикид и киевская спесь

Вспоминаю август 2000-го. Тогда на астраханском полигоне «Ашулук» проходили самые крупные за всю постсоветскую историю учения стран СНГ — участников Объединенной системы ПВО «Боевое содружество». Украинские военные в 2000-м впервые приняли в них участие несколькими экипажами истребителей Су-27.

Для нас, журналистов, украинские военные представляли тогда особый интерес. Мы не видели их на российских полигонах почти с советских времен и теперь с большим любопытством спорили: какими они стали? Как выглядят, что думают? Почему так стремятся в НАТО и США для них — лучший друг, а Россия — враг?

Правда, в 1999 году после натовских бомбардировок Югославии под чубами украинских политиков вдруг зашевелились мозги, и как будто чуть наступило просветление: а что если и с нами вот так же — в обход Устава ООН? Так что в Киеве решили окончательно военных контактов с Россией пока не рвать, и небольшая украинская делегация прилетела в Ашулук на учения ПВО СНГ.

Но как только украинские генералы в форме мышиного натовского цвета, превозмогая одышку, начали вылезать из блестящих черных машин, сразу стало ясно: они всем своим видом подчеркивают — мы здесь, но не с вами.

Украинского министра обороны — в прошлом танкиста, генерала армии Александра Кузьмука, встречал его российский коллега — интеллигентный ракетчик маршал Игорь Сергеев. Украинский министр, высоко задрав густые усы и выставив вперед тугой живот, который в сером натовском прикиде смотрелся как гора, не обращая внимания на журналистов, проследовал на смотровую площадку. Пара офицеров, чинами пониже, в таких же мышиных френчах выглядели скромнее своего начальника. Опустив глаза, то ли чтобы не встретиться взглядом с кем-то из бывших сослуживцев-пэвэошников, то ли чтобы не видеть усмешек, которые вызвал их а-ля-натовский вид у российских военных, они быстренько прошмыгнули вслед за Кузьмуком.

В этот день и в небе, и на земле Ашулука было море огня. Стреляли дивизионы С-125 и С-75 Армении, Киргизии, Таджикистана, комплексы С-300 воздушной обороны Казахстана и Белоруссии. Удары по целям наносили летчики-истребители. Всего в стрельбах участвовало более 1600 военнослужащих стран СНГ.

Позже, когда участников благодарили за стрельбу, Александр Кузьмук заявил, что не готов рассматривать эти учения как коалиционные, хотя и признал, что в маневрах такого рода заинтересован. Выглядело это странно, как-то по-шпионски: дескать, мы вам не союзники, но понаблюдать, как вы воюете, хотим.

Российские же военачальники, напротив, пытались использовать любой повод, чтобы как-то приблизить украинских военных. Им предлагались поставки нашего оружия, обучение офицеров, использование российских полигонов для стрельб. Те соглашались — при условии, что все будет почти бесплатно. Говорили, если Москва не согласится, Европа и Штаты поставят нам свое оружие, и стрелять мы будем уже вместе с ними.

В 2001 году были запланированы совместные маневры ПВО на мысе Опук в Крыму. Как бы в ответ: вы нам — Ашулук, мы вам — Опук. Именно тогда украинскими зенитчиками был сбит российский Ту-154 авиакомпании «Сибирь», летевший из Тель-Авива в Новосибирск. Погибли 66 пассажиров, 51 из которых — граждане Израиля.

Малайзийский «Боинг» был не первым

Конечно, это была случайность. Но, как говорится, каждая случайность — есть проявление закономерности: та грандиозная показуха, которую готовили украинские генералы, не могла окончиться хорошо.

К учениям привлекли свыше 1,5 тысячи человек и тысячи единиц техники. Задействовали силы ПВО трех оперативных командований Сухопутных войск и ВМС Украины, звенья истребителей МиГ-29, комплексы С-200, С-300, С-125, «Бук», «Куб», оперативно-тактические комплексы 9К72 «Эльбрус» (Р-300), а также береговые войска Черноморского флота России и сторожевой корабль «Пытливый». Все это было сосредоточено в маленькой зоне, над которой проходят трассы гражданских воздушных судов. Больше было негде — Украина не имеет больших полигонов для стрельбы зенитными системами большой дальности. Использовать российские не позволяла, видимо, спесь.

На учения, начавшиеся 4 октября, было приглашено множество иностранных наблюдателей, глав регионов Незалежной. Ждали президента Украины. Сначала говорили: задерживается, из-за чего начало стрельбы перенесли на час. Потом выяснилось: президенту не до учений. Начали без него, но к этому времени воздушную зону над Черным морем, закрытую на время стрельб, уже открыли для пролетов гражданских бортов.

Офицеры и генералы, побывавшие на тех учениях в качестве наблюдателей, рассказывали: «Алгоритм стрельбы у них явно был рассчитан на внешний эффект. Ракета С-200 мощная, старт у нее впечатляющий. Подрываясь, она образует оранжево-красный огненный шлейф. Непосвященный зритель должен сразу ахнуть: какое мощное оружие! А непосвященных, включая украинского президента, туда пригласили много».

Вот о них подумали. Зато о своих офицерах, которые не выезжали для стрельб на российские полигоны аж с советских времен, не думали. Им просто осложнили условия боевой работы, сократив время принятия решения.

Комплекс С-200 бьет на 250 км. Зона учений таких масштабов не предусматривала. Дивизион С-200 был вынужден захватить цель на дальности 55 км. Правда, потом около полутора минут командир сомневался, не решаясь принять дать команду на обстрел. В результате пуск случился, когда до мишени оставалось 36 км. Ракета не успевала взять цель. Но на показухе допустить такого нельзя! Для этого на подстраховке стоял комплекс С-300, который цель и добил. А уже запущенная ракета комплекса С-200 пошла за новой целью — на дальности ее стрельбы в 250 км их было много. Кроме Ту-154 над мысом Опук еще пролетал ереванский Ан-24, экипаж которого стал невольным свидетелем трагедии.

Наши офицеры и генералы, побывавшие на тех учениях в качестве наблюдателей, рассказывали, как поднимали сбитый Ту-154. Вещи и тела пассажиров были просто нашпигованы поражающими элементами ракеты С-200. Помню, как один генерал тогда раскрыл ладонь и протянул мне эти железки, извлеченные из найденных тел. Я так и не смогла их потом выбросить. Они долго хранились у меня дома. И всякий раз, когда попадались на глаза, я вспоминала, как тот всегда спокойный генерал кричал:

— Что же они творят! Кому вообще пришло в голову стрелять дальним комплексом С-200 в этом пятачке над Черным морем?! Ну нет у вас полигона для стрельбы дальней ракетой, так они есть у нас, у Казахстана, можно арендовать! Нет ведь — «самостийность» заела! Но ракету С-200 можно пускать, только когда воздушное пространство закрыто на 2–2,5 зоны ее поражения. Это минимум 625 км. А у них закрытая зона была в несколько раз меньше, чем положено! Ясно, что закрывать зону полетов на оживленном перекрестке международных воздушных трасс дорого, но не может же все измеряться одними только деньгами!

Выходит, может. И тяжкий опыт, получается, ничему не учит. Иначе бы эта история в 2014 году, но уже с малайзийским Боингом, сбитым над Донбассом, никогда не повторилась бы. Украина тогда тоже не закрыла зону полетов над территорией военных действий. И тоже из-за денег. В обоих случаях обвинения звучали исключительно в адрес Москвы.

Только в 2001-м Украина обвиняла Россию, что та не дала ей новую технику, и потому украинские ПВО стреляли старой, которая якобы отказала. Представители украинского Руха (теперь их называют националистами) на полном серьезе утверждали, что русские сами сбили свой самолет, чтобы доказать миру: украинские ПВО не могут самостоятельно решать боевые задачи, а потому их надо включить в единую систему ПВО, которая управляется из Москвы.

В 2014-м, после донбасской трагедии, мы опять выслушали немало глупостей. Но теперь Киев даже не смог убедительно сфальсифицировать доказательства вины России. Голландским следователям пришлось подсунуть осколки старой советской железяки, которую российские ПВО уже много лет не используют. Они все списаны и уничтожены. Зато они до сих пор массово используются украинскими ПВО, так как, по словам генерала Дмитрия Уманца, на Украине «больше нет новых зенитных ракет средней дальности».

Советская ПВО на страже Незалежной

Неужели и правда у наших соседей до такой степени плохо с ПВО? В 90-х годах мы ведь были почти в равном положении. Комплексов не хватало, работы по С-400 стопорились, дальняя ракета никак не летела… Но теперь наши ПВО и технически, и структурно на новом качественном уровне, а украинские, по словам генерала Дмитрия Уманца, в плачевном состоянии.

Об этом мы говорим с одним из тех моих друзей-военачальников, который хорошо знаком с положением дел в украинской ПВО (фамилию не называю, чтобы в СБУ не докапывались, кто и что из украинских военных с ним обсуждал).

— Понимаешь, — вздыхает мой собеседник, — горько обо всем этом говорить. Я ведь служил в Киеве, в 8-й армии ПВО. И Уманца хорошо знал. Только не Дмитрия, а его отца. Он был летчик. Погиб на одном из учений под Севастополем. При совершении маневра на Су-15 упал в море.

Киевская армия ПВО — моя родная. В свое время, будучи командиром 96-й киевской зенитной ракетной бригады, я перевооружал ее на комплексы С-300.

— Тот С-200, что сбил наш Ту-154, из вашей бригады?

— Да. Возможно, он еще стоит где-то под Киевом. Еще С-200, возможно, остался в Умани. Но они давно не стреляют. Ракеты страшно дорогие. Пустил одну — считай в воздух сразу улетело 10–15 квартир в Киеве. К тому же они жидкостные, компоненты топлива давно на пределе. Стрелять опасно. Новых взять негде. Они у нас сняты с производства.

— С-75 и С-125 на Украине тоже нет?

— Сейчас основу парка там составляют «Буки» различных модификаций и наши старые С-300ПТ и С-300ПС. Трехсотки намного экономичнее и эффективнее С-200, который работает по одной цели. С-300 стреляет на ту же дальность, но одновременно по шести целям, а С-400 уже по двенадцати. И ракеты их дешевле.

— А какой расклад сил ПВО сегодня на Украине?

— Сейчас вокруг Киева стоит 8 дивизионов «трехсоток»: три дивизиона С-300ПС и пять — С-300ПТ. Все старые модификации, я их на боевое дежурство ставил еще в 1985–1986 годах.

Вокруг Днепропетровска стоит еще шесть дивизионов, вокруг Харькова — порядка пяти. В Мариуполе — совсем старье, и того немного. Еще несколько дивизионов С-300 есть в Херсоне и Николаеве. В мое время там бригады были. Ну и, конечно, вокруг Львова осталось несколько дивизионов С-300. Остальное все «Буки». В массовом количестве. Это дивизионный, армейский и фронтовой комплект ПВО сухопутных войск.

— Задача которого — защита войск?

— Необязательно. Они могут защищать и войска, и территории от налета противника. Дальность у них, конечно, не как у С-300, всего от 50 до 100 км, в зависимости от типа комплексов, но они позволяют решать задачи ПВО. Плюс на Украине много еще всех этих «Стрел» и «Шилок». Если все сложить, то я бы сказал, что ПВО у них мощная. Но устаревшая.

— А была лучшая…

— Да, когда был Варшавский договор, то первая линия обороны — это были ГДР, Польша, Венгрия, Чехословакия, а вторая — Белоруссия, Прибалтика и Украина. Так вот на Украине было сосредоточено столько баз и складов, что хватило бы еще не на один фронт. А чем вы думаете сейчас воюют Донецк и Луганск? Там сумасшедшее количество вооружения оставалось! И боеприпасов, и ракет — на несколько лет войны. Но, конечно, все очень старое.

— Украинский президент говорит, что ему теперь больше нравится старое американское оружие. Типа комплексов ПВО Patriot. Переучиваться на них трудно будет?

— Переучить несложно. Полгода — и они будут стрелять. Причем профессионально. Но их Patriot, это всем известно, хуже наших и намного дороже. А бесплатно американцы никогда никому ничего не дают. Вот и авиация украинская тоже старая. И тоже вся российская. А это означает отсутствие ресурса как двигателей, так и планера.

— Выходит все по Гоголю: украинская армия — та самая унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла.

— …И продолжает сечь, веря обещаниям Запада, который якобы ждет ее в НАТО, где обеспечит самым современным оружием. Да кому вы нужны? Вон посмотрите на страны Восточной Европы. Западу они уж куда ближе, чем вы, так и те до сих пор старым советским оружием воюют. Благо воевать приходится со своими собственными иллюзиями и страхами, а для этого любое старье сгодится.

Все уже распилено до вас

На днях в Брюсселе закончился очередной саммит НАТО, тот самый, после которого видеокартинка пресс-конференции Петра Порошенко при пустом зале облетела все СМИ.

Украинский вопрос официально хоть и был объявлен в повестке саммита как номер один, таковым не являлся. Порошенко никакой поддержки от НАТО не добился. Накануне даже отменили отдельное заседание Совета Украина—НАТО, так как его проведение заблокировала Венгрия.

Короче, в ближний круг Украину снова не пустили. И пока на пороге в Брюсселе украинский президент стоял с протянутой рукой, его генералы и военные конструкторы, понимая, что никакие Patriot им не светят, а купить ракеты у России им не дадут, решали, что можно сделать своими силами, чтобы продлить сроки службы тех пэвэошных комплексов, которые у них еще остались.

Было решено, что в ноябре на полигоне под Херсоном пройдут испытания, на которых предстоит определить пригодность зенитных управляемых ракет средней дальности к дальнейшей эксплуатации. Как они будут это выяснять, методом пуска или распила, — решать не нам. Но тут уж, как шутили классики: пилите, Шура, пилите…

Только сильнее от этого украинская армия все равно не станет. Потому что все уже распилено до вас. Пилить больше нечего. Пора строить. Для начала — новую политику и новые отношения.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Top Яндекс.Метрика