Глава холдинга «Швабе» — структуры «Ростеха», объединяющей предприятия оптико-электронной отрасли России, Сергей Максин, уверенно строит многомиллиардные планы. И хотя некоторые проекты ГК уже были приостановлены или вовсе закрыты из-за санкций, к «Швабе» отношение особое – ведь госрасходы на оборонку сокращать не планируют.

«Ростех» еще недавно планировал превратить собственных «дочек» в мировые бренды, часть которых выведут на IPO. Правда потерявшая возможность привлечения иностранных инвестиций из-за западных санкций, а также растущих рисков сокращения финансирования из федерального бюджета, госкорпорация буквально на днях сообщила о том, что распродает некоторые непрофильные активы.

Но нынешним летом «Ростех» все же прошерстил претендентов в советы директоров основных компаний, концернов и холдингов. В состав ГК входят 663 организации, из которых в настоящее время сформировано девять холдинговых компаний в оборонно-промышленном комплексе и пять — в гражданских отраслях промышленности.

«Швабе» с Сергеем Максиным во главе, как известно, выпускает продукцию и для Минобороны, и для гражданских целей, и для Роскосмоса. Холдинг разрабатывает и производит высокотехнологичные оптико-электронные системы и комплексы, оптические материалы, медицинское оборудование, энергосберегающую светотехнику и другие виды продукции. Под его крышей собрались 64 организации (в том числе научно-производственные объединения, конструкторские бюро, оптические институты, а также сервисно-сбытовые компании).

В нынешней непростой экономической ситуации и в условиях санкционных ограничений Сергей Валерьевич, однако, генерирует идеи и мегапроекты, на которые потребуются нехилые суммы. Он уверял, что к 2020 году холдинг существенно увеличит свои финансовые показатели, сократит отставание России от стран Евросоюза и США в некоторых областях и вообще — покажет чудеса программы импортозамещения. Руководство «Швабе», кроме того, пообещало, что никакие силы не помешают компании выполнить гособоронзаказ, резкий рост объемов которого ожидался после 2015 года. А структура «Ростеха» все-таки участвует в ФЦП развития ОПК и осваивает ресурсы, направленные на модернизацию собственных предприятий.

Видимо, уверенность представителей «Швабе» объясняется тем, что, как заявил недавно в интервью ТАСС зампредседателя коллегии ВПК Олег Бочкарев, госрасходы на оборонную отрасль меняться не будут, независимо от экономических условий в стране. «Рынок гособоронзаказа становится все популярнее и популярнее, — сообщил он. — Он гарантирован и подтвержден деньгами. Кроме того, президент четко обозначил, что расходы на «оборонку» не будут меняться, независимо от условий экономики». По словам Бочкарева, объем гособоронзаказа 2015 года по сравнению с показателем 2014-го вырастет более чем на 20%, а ГОЗ-2017 уже на 40%. А в начале декабря глава Минобороны Сергей Шойгу уточнил, что на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, закупки и ремонт вооружения и техники из бюджета выделили на 25% больше, чем в 2013 году. Он также отметил, что количество вооружения и техники, поставляемых в войска, в минувшем году выросло на 65%.

Но с введением санкций острее встанет вопрос импортозамещения – отечественным компаниям придется доказывать свои способности. Примечательно, что о прелестях замены импорта недавно говорил глава Нижнего Тагила Сергей Носов, принимающий от «Швабе» новую линию наружного освещения на Гвардейском бульваре в рамках программы «Светлый город». Проект предусматривает заключение контракта на модернизацию системы уличного освещения на 28 лет стоимостью 9,3 млрд рублей. Контракт выиграл именно холдинг, входящий в «Ростех», советником гендиректора которого долгое время был Носов.

После этого представители «Роспил-УрФО» обратились с заявлением в ФАС и прокуратуру Свердловской области, выступив против проведения сомнительного конкурса. Но жалоба общественников в ФАС, как и жалоба депутата ЗакСо Дмитрия Ионина, была отклонена. Однако после подписания договора регулятор все же удовлетворил жалобу Екатерины Боос, чья компания заняла в аукционе третье место. Контролирующий орган хоть и указал на нарушение законодательства с предоставлением банковской гарантии, однако не стал выдавать предписание, мотивируя тем, что контракт уже заключен и расторгнуть его можно только через суд. «Спасибо большое Екатерине Боос за идею посмотреть на банковскую гарантию. Вчера я написала заявление в Свердловскую областную прокуратуру. Кроме того, для подстраховки, я послала копию в Генеральную прокуратуру в Москву – пусть будут в курсе, что у нас тут происходит», — рассказала АН «Между строк» Екатерина Петрова.

Нарушение закона общественница связывает с лоббистскими возможностями Сергея Носова и главы «Ростеха» Сергея Чемезова, которого называет главным бенефициаром многомиллиардных проектов мэра Нижнего Тагила. «Как жителя Свердловской области меня беспокоит, что Сергей Носов рассчитывает повесить расходы по своим ничем не обоснованным мегапроектам на область. Не понимаю, почему областные власти закрывают глаза на эти безумные траты», — резюмировала координатор «Роспил-УрФО».

Проект, в котором может присутствовать коррупционная составляющая, безусловно, ударил не только по мэру Носову, но и по всей цепочке его участников. «Маленькая ложь» стоимостью 9,3 млрд рублей рождает большое недоверие. А ведь мы говорим о руководителях компаний, которым выделяются из бюджета огромные суммы!

«Наши интересы хорошо лоббирует «Ростех», который помогает искать нам выгодные заказы», — не скрывает Сергей Максин. СМИ еще летом 2011 года писали о том, что Сергей Чемезов упорно не замечает «грешков» своего подчиненного и даже в свое время лично подписал директиву по избранию гендиректора холдинга ОАО «НПК «Оптические системы и технологии», главу ОАО «ПО «Уральский оптико-механический завод» (УОМЗ) господина Максина на должность главы совета директоров ОАО «Красногорский завод имени С.А.Зверева» вместо прежнего председателя Вячеслава Рузаева.

Как сообщали «Российские вести», в этих кадровых перестановках самое активное участие приняли нынешний глава Минпромторга (тогда еще замминистра) Денис Мантуров, а также директор департамента промышленности обычных вооружений Минпромторга (ныне это заместитель Мантурова) Александр Потапов. Про последнего, кстати, сообщалось, что его отдых с супругой в Альпах был оплачен за счет УОМЗ (который теперь входит в «Швабе»). Но попытки заменить главу Красногорского завода на верного чиновникам человека столкнулись тогда с сопротивлением заводского коллектива, написавшего обращение к президенту РФ с просьбой сохранить руководство предприятия.

«Успехи работы завода и генерального директора оказались не по душе руководителю созданного ОАО «НПК «Оптические системы и технологии», входящего в Государственную Корпорацию «Ростехнологии», господину Максину С.В., который, в нарушение всякой логики, остается генеральным директором ОАО «ПО «Уральский оптико-механический завод имени Э.С.Яламова», и некоторым его покровителям. Вместе с тем, Максин С.В., избранный 28 мая 2010г. в Совет директоров ОАО «Красногорский завод им. С.А.Зверева», не присутствовал ни на одном заседании Совета… Организуется проведение внеочередного собрания акционеров с конкретным вопросом о переизбрании генерального директора. Мероприятия по проведению собрания проводятся с грубым нарушением процедуры и законности, с искажением фактов и информации. Практически осуществляется рейдерский захват завода…», — сообщали заводчане Дмитрию Медведеву.

Удивительное дело, но Сергей Чемезов отчего-то радел за человека, загнавшего УОМЗ в долги, когда предприятие в качестве процентов по набранным кредитам выплачивало седьмую часть выручки, оставаясь без прибыли и средств на свое развитие. «УОМЗ полностью потерял лидерство в области «традиционных воздушных объектов», свалился в штопор и пытается компенсировать это попыткой «трансфера» в производство светофоров и другой гражданской техники. Стремительно деградирует производственная и научная база, предприятие проедает заделы советского времени. На этом фоне генеральный директор как барин тратит значительные финансы на создание внешнего эффекта «потемкинской деревни» — на приемы делегаций, ублажение власть предержащих, от которых зависит выделение очередных денег УОМЗ», — сообщали «РВ».

Господина Максина обвиняли не только в нецелевом расходовании бюджетных средств и неэффективном хозяйствовании, но также в срывах сроков госиспытаний вертолетов Ка-62 и Ми-28н; в том, что, даже сорвав гособоронзаказ, он единственный избежал наказания (Чемезов объявил дисциплинарное взыскание заместителю Гендиректора УОМЗ Сергею Евдокимову, который, по данным СМИ, вообще занимался сектором гражданской продукции).

Но Сергея Валерьевича не только прикрывали от бури неприятностей, его постоянно старались «засветить» на мероприятиях с участием главы государства и даже очевидно пролоббировали включение его в сотню президентского резерва. Тогда еще можно было лишь догадываться, какую судьбу и должность готовили господину Максину его покровители из Минторга. Поговаривали, что участие в судьбе будущего главного «швабе» принимал Илья Клебанов.

Видимо, глава «Ростеха» просто закрыл глаза на дискредитацию программы эффективного государственного участия в оборонной промышленности и «распилы» в собственном хозяйстве? Почему? Многие чиновники все равно никогда не ответят на поставленный вопрос по существу. А Сергей Викторович все-таки представитель интересов определенной категории чиновников.

Впрочем, даже Сергей Максин настолько овладел бюрократическим языком (когда вместо ответа на вопрос о коррупции в отрасли тебе, к примеру, начинают вещать о полезных свойствах крыжовника), что ему могут позавидовать многие высокопоставленные политики. Так, например, на вопрос «Газеты.Ru» о том, сколько будет стоить государству разработка энергетической лазерно-оптической системы космического базирования «Солнечный лазер», Сергей Валерьевич ответил крайне туманно. «Это, конечно, сложнейшая задача. Мы будем выходить с ней на государственный уровень. Опыт создания силовых лазеров у нас есть, хотелось бы выйти на гражданское применение. Это опыт, который мы накапливали несколько десятилетий. Такие проекты не делаются за один год. Это сложные физические процессы, специальные материалы, содружество многих коллективов».

Ни одной цифры, но, скорей всего, лазер будет не только солнечным, но и сильно режущим для бюджета. Как и прочие проекты, которые вдруг не смогут летать или светить. Можно провести ребрендинг за 25 млн бюджетных рублей (по данным деловых изданий), но нельзя эффективно работать с такими привычками и в условиях полной безнаказанности. Не зря, видимо, один из пользователей написал в комментарии к одной из хвалебных публикаций о «Швабе»: «Учитывая, что я работаю в одной из контор данного холдинга, могу сказать, что опыта-то у людей хватит на создание чего угодно из этой области, а вот разума у руководителей для постановки адекватных задач, вот это уже вопрос открытый».

Владимир Солнцев

Источник: skandaly.ru

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика