Глава Антимонопольного управления сообщил группе «Делек», что намерен пересмотреть свою позицию относительно прав на газовые месторождения. Спор о газе идет на повышенных тонах, но благо государства должно быть превыше всего.

Неожиданный поворот в отрасли добычи газа в экономических водах Израиля. Глава Антимонопольного управления Дэвид Гило неожиданно пригласил к себе владельцев концессий на разработку газовых месторождений. Гило сказал им, что намерен пересмотреть решение относительно прав на структуру «Левиафан». Спор по поводу газа давно вышел за чисто экономические рамки. Страсти накалились, и теперь дискуссия выглядит как борьба добра со злом.

В борьбе за газ участвуют три группы. Во-первых, это магнаты, пять лет назад обнаружившие в израильских экономических водах невиданные газовые месторождения. Чтобы понять их размер, отметим, что найденного газа при нынешнем уровне потребления хватит на 130 лет, если, конечно, весь газ направить на внутренний рынок.

Вторую группу составили активисты социальных движений и депутаты Кнессета вроде Шели Яхимови. На первом этапе борьбы они заявили, что магнаты платят слишком низкий налог. На втором этапе потребовали выделить большую часть газа для местного потребления.

В третью группу входят регуляторы, то есть, чиновники, которые должны определить правила игры в газодобывающей отрасли. Это Антимонопольное управление, Налоговое управление, министерство юстиции, министерство энергетики и министерство финансов.

Владельцы прав на добычу, в том числе, группа «Делек» и американская компания Noble Energy, утверждали, что вложили много средств в поиск месторождений, и рассчитывают на хорошую отдачу от своих усилий. Но невероятное давление, оказанное на них активистами движений социального протеста, которые развернули кампанию под лозунгом «Газ наш», заставило магнатов пойти на попятный.

Надо воздать должное Ювалю Штайницу, занимавшему пост министра финансов до Яира Лапида, за создание комиссии Шешински, которая установила налог на добычу газа на уровне 60-65%. Из каждого заработанного доллара государство получит 60 центов, а остальное заберут добывающие и экспортирующие компании. Доходы государства от добычи газа в течение будущих 20 лет оцениваются в 450 миллиардов шекелей. Куда пойдут эти деньги? В специальный фонд для инвестиций в образование и в особые проекты национальной важности.

Затем началась борьба за соотношение между экспортируемым газом и поставляемым на внутренний рынок. В итоге было решено, что 60% добытого газа пойдет на нужды Израиля. Высший суд справедливости утвердил это решение. Нынешняя фаза конфликта неслучайно происходит сегодня, когда Антимонопольное управление должно сообщить суду свое мнение о газовой монополии.

Причиной для спора стал вопрос цены, которую магнаты будут взимать за проданный газ с месторождений «Тамар» и «Левиафан». Кстати, если газ с «Тамар» с 2013 года поступает в Израиль, где его покупают «Электрическая компания» и дюжина промышленных предприятий, то добыча газа на «Левиафане», глубоко залегающем месторождении, еще не началась. Компании ждут решения суда о цене на газ и о статусе монополии.

Ночная встреча Гило с бизнесменами должна была помочь ему сформировать мнение. «Тшува» и Noble Energy утверждают, что продают газ по умеренной цене (6,5 долларов за энергетическую единицу), ниже, чем на мировых рынках (кроме американского), и намного дешевле любых альтернативных энергоносителей.

Активисты социальных движений утверждают, что цена завышена, и что магнаты чрезмерно набивают карманы. По их словам, так как речь идет о монополистах, то следует ввести контроль над ценами и заставить их продать концессию «Тамар» или «Левиафан», чтобы была конкуренция. До сих пор все попытки ввести контроль над ценами провалились, но активисты продолжают борьбу. Они вооружились докладом итальянского эксперта, который сказал, что снижение цены на 25-50% сэкономит гражданам 50-100 миллиардов шекелей. Управление электроэнергии согласно, оно считает также, что контроль над ценами позволит снизить тарифы на электричество.

А что регуляторы? До сих пор они лишь что-то бормочут. Все это время Гило говорил, что владение «Тамар» и «Левиафаном» еще не создает монополию, и хотел рекомендовать суду разрешить начать добычу на «Левиафане», с некоторыми оговорками, самая важная из которых — требование к консорциуму продать права на два мелких месторождения, «Кариш» и «Танин». Он говорил также, что требование продать концессию «Левиафан» повлечет судебные тяжбы, которые растянутся на годы, и вся отрасль пострадает. Однако заместитель юридического советника правительства адвокат Ави Лихт опубликовал свое мнение, противоречащее этой точке зрения.

Что говорят в министерстве энергетики? Министр Сильван Шалом требует как можно скорее начать добычу на «Левиафане». Министерство финансов? Там продолжают бормотать нечто невнятное.

Как же разрешить ситуацию? Судебные тяжбы и принуждение консорциума к продаже концессии «Левиафан» или «Тамар» действительно очень повредят всей экономике и газовой отрасли в частности. С учетом того, чем закончились два предыдущих раунда, о налогах и о размере экспорта, третий раунд отпугнет всех иностранных инвесторов, особенно тех, кто мог бы вложить деньги в энергетику.

Эти конфликты уже прогнали австралийскую компанию Woodside, взвешивавшую возможность войти в число разработчиков «Левиафана». С учетом призывов к бойкоту Израиля, страна не имеет права позволить себе отталкивать инвесторов, и так не слишком многочисленных. Затягивание с началом добычи на «Левиафане» нанесет смертельный удар промышленным предприятиям, использующим газ. Заводы платят 25 долларов за энергетическую единицу, покупая мазут или бензин, что в три раза дороже газа. Любой промышленник скажет вам, что охотно готов перейти на газ и платить 8-9 долларов.

Если в ближайшее время начнется разработка «Левиафана», в условиях ясных и понятных законов, то можно ожидать прибытия новых желающих поискать месторождения полезных ископаемых в Израиле. Большинство экспертов уверены, что на шельфе в израильских экономических водах скрыт большой потенциал. Будущие инвесторы смогут конкурировать с газом, добытом на месторождениях «Тшувы» и Noble Energy. Так что спор о цене сегодня лишен смысла. Допустим, магнаты берут на доллар больше среднемирового уровня, все равно государство получает большую часть дохода.

После того, как комиссия Шешински завершила работу, и был улажен вопрос о размере экспорта, новая судебная тяжба грозит привести к краху. Через пять лет после обнаружения газовых месторождений она совершенно не нужна и даже опасна. Нужно начать добычу на «Левиафане». Может, активисты движения социального протеста проиграют, зато все остальные граждане выиграют.

Йегуда Шарони

Источник: inosmi.ru

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика