There are no breaking news at the moment

Женщины — прекрасный пол, а мужчины нет. Хотя, по логике эволюции, должно быть наоборот. У других видов животных красотой отличаются мужские особи. Как же разгадать эту загадку?

Среди всех особенностей, которых так много у нашего вида (как прямохождение, голая кожа или большой мозг), самой странной и поразительной можно назвать красоту женщин. У других видов живых существ, если один пол в эстетическом плане отличается от другого, это обычно оказывается самец, а не самка.

Кроме того причины, по которым появляются такие различия (необходимость добиваться расположения противоположного пола) в случае человека тоже имеют большое значение, так что мужская красота должна быть особенно заметной. Но почему прекрасным полом стали женщины, хотя должно быть наоборот? Это настоящая биологическая тайна, завесу которой мы лишь начинаем приоткрывать. Но прежде чем мы к ней перейдем, задумаемся, откуда взялись человеческие особенности, пишет Polityka.

Миссия невыполнима

Отметим вначале, что все они, хотя кажутся нам очевидными (кто задумывается над тем, почему мы ходим на двух ногах и носим одежду?), с биологической точки зрения, по меньшей мере, загадочны, если не абсурдны. Ни одно другое млекопитающее или другое животное (современное или древнее) не ходит с выпрямленным позвоночником и обращенной вверх головой. Ни у одной обезьяны или другого млекопитающего нет лысой и мягкой кожи (мех имеет для них такое же большое значение, как перья для птиц).

За пределами безопасной среды экстравагантность неуместна. Но человек сделал выбор в ее пользу, когда покинул безопасные леса и вышел в одно из самых опасных мест мира — африканскую саванну. Это было невероятно рискованное предприятие, настоящая биологическая невыполнимая миссия.

Однако не стоит удивляться, что мы избрали такой необычный путь. Если бы мы пошли по проторенной (для обезьян, млекопитающих или в целом сухопутных позвоночных) дорожке, мы бы не добрались до места, в котором оказались сейчас: самого необычного вида на Земле (если не во Вселенной). Пытаясь проникнуть в тайну нашей эволюции, мы должны принять в качестве общего принципа, что удивляться стоит не тогда, когда мы сталкиваемся с абсурдными вещами, а тогда, когда все кажется очевидным. Необычный вид не мог появиться обычным образом.

Опасная красота

Сейчас мы можем вернуться к вопросу женской красоты. Задумаемся вначале, откуда вообще берется в природе красота? Это черта, которая встречается в животном мире не так часто. Причина проста: красота дорога и опасна. Какое определение мы ей ни дадим, это послание, которое обращено к окружающим — важное и легко считываемое. И здесь нужно быть осторожным, ведь каждое послание может быть получено не теми адресатами: и вместо того, чтобы восхищаться, они используют его как призыв осуществить свои недружественные намерения.

Поэтому для первых сторонников эволюционной теории единственно понятным окраской и поведением животных было стремление скрыть свое присутствие. Конечно, иногда животные обладают ярким и нередко (в нашем представлении) красивым внешним видом: это может быть предостерегающая или опознавательная окраска. Но красота, если она и возникает, выступает здесь побочным продуктом, а не самодостаточной целью. В первом случае животное старается привлечь внимание потенциального соперника, но одновременно — пресечь его интерес. Послание звучит так: даже не пробуй меня, а то пожалеешь.

Во втором случае — цвета и оттенки — это разновидность видового кода, благодаря которому животные могут легко обнаруживать друг друга, избегая неприятных ошибок. Но бывают черты, появляющиеся именно для того, чтобы представитель одного пола выглядел привлекательнее в глазах другого, а одни особи — красивее других. Это так называемые вторичные половые признаки — такие, которые не участвуют непосредственно в процессе размножения, оплодотворения или деторождения. Их функции имеют эстетическую природу. На их существование одним из первых обратил внимание Чарльз Дарвин.

Дарвин заметил, что многие особенно заметные внешние свойства животных не связаны с приспособлением к окружающей среде и даже осложняют их обладателям жизнь: большие рога лося — это неудобный груз на голове, длинный хвост павлина или многих других птиц мешает полетам, а яркие краски брачного оперения привлекают хищников. Все эти вещи неудобны, однако они появились, а, раз их обладатели даже устраивают турниры или представления, на которых с рвением демонстрируют свои украшения, значит, они имеют для них особое значение. Более того, такие отклонения появляются только у представителей одного пола, почти всегда мужского, значит, связаны они не столько с видом, сколько с полом и исполняют какие-то функции в подборе партнеров. Но какие?

Реклама генов

Зачем самке выбирать красивого самца, от которого не будет никакого толка? Ведь красота может повредить не только ему (сделав заметным для хищников), но и потомству, которое осиротеет, вдобавок получив от своего отца пагубные гены тщеславия.

Бывает, что самец не может избежать заботы о будущем потомстве (и/или самке), если хочет его дождаться. Так происходит, например, у многих птиц, которым приходится согревать развивающиеся зародыши (так как птицы в отличие от рептилий теплокровны). Высиживающая яйца самка совершенно беззащитна, и самец не может ее оставить, не рискуя потерять птенцов. Поэтому у птиц так распространена моногамия (почти неизвестная млекопитающим, у которых беременность мало ограничивает мобильность самки). Но она сама по себе не ведет к приобретению красоты, так как самец оказывается таким же важным, как самка, а его биологические обязанности требуют от него в первую очередь заботливости.

В ходе длившейся несколько миллионов лет эволюции самки работали селекционерами, усиливая те черты, которые сочли важными, и исключая те, которые им не нравились. Так писал Дарвин, описывая механизм выбора, и с этим может согласиться каждый заводчик голубей, кур или канареек. И в искусственных, и в естественных условиях избыточность форм и цвета, чистая красота связаны со вкусом того, производит отбор.

Есть одно отличие: искусственно выведенные особи обречены на милость человека: без его заботы они или погибнут или, в лучшем случае, «одичают», утратив через несколько поколений все с трудом приобретенные усовершенствования. В случае полового отбора если красота появилась, она не пропадет, а будет в ходе эволюции только усиливаться.

Ученый говорит, что красота — эта реклама генов самца. Согласно его теории, которую называют «концепцией гандикапа», самка выбирает не партнера, а его гены, поскольку лишь они передаются потомству. Но она видит не гены, а внешнюю «упаковку», которая не всегда отвечает «содержанию». Так что самцу приходится каким-то образом рекламировать свои гены, и делать это убедительно, ведь плох тот покупатель, что верит рекламе.

Взаимный отбор

Сейчас, когда мы уже знаем, откуда в природе появляется продиктованная сексуальной сферой красота, остается ответить на вопрос: почему у нашего вида красивы женщины, а не мужчины? Запомним, что рекламой занимается та сторона сексуальной игры, которая больше в ней заинтересована, а за второй остается выбор. В случае человека дело оказывается запутанным: мужчины борются за внимание женщин, как и самцы других видов, но красотой при этом наделен слабый пол. Это очень странно.

Дарвин, посвятивший теме красоты в мире животных целую книгу, чувствовал себя крайне неуверенно, пытаясь перенести свои наблюдения на межчеловеческие отношения. Он даже начал сомневаться в реальности этого явления, подчеркивая, что у большинства примитивных племен именно мужчины, а не женщины раскрашивают свои тела. В итоге, отчаявшись, он сделал вывод, что у человека отбором занимаются, скорее, обе стороны, и что это загадочное исключение в мире живых созданий.

Возможно, за этим секретом человеческой красоты и нашего нестандартного диморфизма стоит запутанная история нашего вида. У ее истоков мы избрали очень необычный и рискованный путь, так что наши особенности могли стать результатом этого выбора.

Сохранившимся наследием полигамии в нашем виде выступает система ухаживаний и конкурирования мужчин за женщин, а также специфический мужской тип красоты, опирающийся на канон силы и решительности. Новым и очень человечным свойством вполне могла выступать женская красота, возникшая как попытка наложить на более старую в биологическом плане полигамную структуру идею моногамии. Предлагая свою красоту (и всю биологическую привлекательность, которая за ней стоит) в качестве элемента прочного союза, женщина вносила в него новый оригинальный элемент взаимного и распространяющегося на многие сферы совместной жизни чувства. Таким образом, оба пола стали казаться друг другу привлекательными и (здесь Дарвин, видимо, был прав) стали взаимно выбирать друг друга.

Екатерина Андреева

Источник: vesti.lv

Leave a Reply

Top Яндекс.Метрика